ГЛАВНАЯ

 

СУДЕБНАЯ ПРАКТИКА

 

КОНСУЛЬТАЦИИ

     
 
 

Перевод долга

Перевод долга (делегация) представляет собой сделку, для совершения которой необходимо волеизъявление первоначального и нового должников, а также кредитора. Целью перевода долга является освобождение первоначального должника от обязательства с одновременным его возложением на нового при сохранении прав кредитора. Обязательство переходит в полном объеме, с сохранением обеспечений и возражений, которые могут быть связаны с долгом, кроме случаев, предусмотренных законом или договором.

Участниками договора о переводе долга являются первоначальный должник (делегант) и новый должник (делегат). Кредитор (делегатарий) дает согласие на перевод долга, что может рассматриваться как односторонняя сделка, следуя буквальному толкованию положения п. 1 комментируемой статьи. Договор о переводе долга заключается между первоначальным и новым должником. В то же время отсутствие согласия кредитора влечет недостижение правовых последствий такого договора для кредитора (он вправе требовать исполнения с первоначального должника), исходя из чего может быть сделан вывод о необходимости выражения согласия кредитора при заключении договора между должниками. Это означает признание договора перевода долга многосторонней сделкой. В том случае, если признать договор о переводе долга двусторонней сделкой, а волеизъявление кредитора в качестве односторонней, то это может повлечь в дальнейшем изменение должниками договора, ущемляющее права кредитора, без согласия последнего.

Перевод долга необходимо отличать от возложения исполнения обязательства на третье лицо (ст. 313 ГК). При возложении исполнения на третье лицо должник не выбывает из обязательства и несет ответственность за его исполнение. Лишь в установленных законом случаях может быть предусмотрена ответственность перед кредитором непосредственного исполнителя обязательства - третьего лица. Так, в отличие от возложения исполнения обязательства на третье лицо при переводе долга новый должник вправе заявить о зачете встречного однородного требования контрагенту.

В тех обязательствах, где должник одновременно выступает кредитором и при этом уступает права кредитора другому лицу в соответствии с п. 1 ст. 382 ГК РФ, для замены стороны в обязательстве необходим перевод долга с соблюдением требования комментируемой статьи. Уступка права требования в соответствии со ст. 382 ГК РФ по взаимным обязательствам не влечет автоматического перевода долга и замены стороны в обязательстве. Так, индивидуальный предприниматель (покупатель по договору поставки) обратился с иском к цессионарию о взыскании с последнего на основании ст. 521 ГК РФ неустойки в связи с недопоставкой поставщиком товара. В обоснование заявленного требования истец сослался на договор поставки, которым установлена неустойка за недопоставку товара, и заключенное между поставщиком и ответчиком (цессионарием) соглашение об уступке права (требования), согласно которому поставщик уступил право (требование) на оплату товаров, поставляемых им индивидуальному предпринимателю в рамках указанного договора. Решением суда в иске было отказано, поскольку уступка права (требования) представляет собой замену кредитора в обязательстве (ст. 382 ГК РФ). Последствием уступки права (требования) является замена кредитора в конкретном обязательстве, в содержание которого входит уступленное право (требование). Уступка права (требования) по обязательству, в котором каждая из сторон является и кредитором, и должником, не может привести к переводу соответствующих обязанностей, лежащих на цеденте как стороне договора, на цессионария. Для перевода таких обязанностей необходимо совершение сделки по переводу долга (§ 2 гл. 24 ГК). В данном случае сделки по переводу долга сторонами не совершалось. Поэтому на цеденте (продавце по договору поставки) продолжают лежать обязанности, связанные с исполнением договора поставки, в частности обязанности по передаче соответствующего товара, по уплате неустойки в связи с нарушением своих обязательств. Поэтому заявленное требование может быть предъявлено поставщику (цеденту), но не цессионарию.

В некоторых случаях законодатель ставит уступку права требования в зависимость от перевода долга. Так, в соответствии со ст. 11 Закона об участии в долевом строительстве многоквартирных домов уступка участником долевого строительства прав требований по договору допускается только после уплаты им цены договора или одновременно с переводом долга на нового участника долевого строительства в порядке, установленном ГК РФ.

Перевод долга, как и уступка права требования, может быть осуществлен как в полном объеме, так и частично. Перевод обязанности по уплате сумм имущественных санкций (например, неустойки) без перевода обязанности по уплате основного долга не противоречит законодательству. При этом важное значение имеют совершение договора о переводе долга и получение согласия кредитора после нарушения обязательства должником.

Существенным условием договора о переводе долга является указание на обязательство, долг по которому переводится. При отсутствии такового договор считается незаключенным. Так, ФАС Западно-Сибирского округа в Постановлении от 16 января 2003 г. N Ф04/107-1040/А46-2002 обратил внимание на недействительность договора перевода долга в случае отсутствия сведений об обязательствах, по которым происходит перевод долга, а также в случае, если должник и кредитор совпадают в одном лице.

Как отмечается правоприменителями, закон не требует для обозначения предмета договора о переводе долга указания конкретных доказательств, например накладных, подтверждающих размер долга. Несоответствие суммы переданного долга цене договора не может повлечь признание соглашения о переводе долга незаключенным.

В комментируемом параграфе о переводе долга содержится меньший объем норм по сравнению с § 1 о переходе прав кредитора. Так, например, не говорится об объеме долга, передаваемого по договору, в отличие от уступки прав (требования) по ст. 384, согласно которой, если иное не предусмотрено законом или договором, право первоначального кредитора переходит к новому кредитору в том объеме и на тех условиях, которые существовали к моменту перехода права. В связи с этим при отсутствии указания в договоре о переводе долга на права, обеспечивающие исполнение обязательства, а также другие связанные с требованием права, в том числе право на неуплаченные проценты, суды отказывают в удовлетворении требования кредитора о взыскании с нового должника подобного рода названных сумм. Однако очевидно, что при замене должника к новому должнику переходит долг в полном объеме, если иное не установлено договором. В части некоторых видов обеспечения, например залога, поручительства, обязательство прекращается. Согласно ст. 356 ГК РФ с переводом на другое лицо долга по обязательству, обеспеченному залогом, залог прекращается, если залогодатель не дал кредитору согласия отвечать за нового должника. Пункт 2 ст. 367 ГК РФ предусматривает прекращение поручительства, если поручитель не дал кредитору согласия отвечать за нового должника.

Комментируемая статья не предусматривает применение к переводу долга ограничений по ст. 383 в случае, если кредитор дает согласие. Однако, если долг связан с личностью должника, например, недопустимо по договору авторского заказа перевести долг автора на другое лицо, долг, связанный с осуществлением деятельности, требующей лицензии, также не может быть переведен на другое лицо.

Отношения по переводу долга могут носить не только безвозмездный, но и возмездный характер (со стороны первоначального должника). Стороны договора свободны в определении условий договора. К возмездному договору применяются общие условия о цене (ст. 424 ГК). Постановлением ФАС Центрального округа от 6 октября 2006 г. по делу N А08-11620/05-22 было признано незаключенным соглашение о переводе долга, в котором было предусмотрено, что должник и новый должник самостоятельно определяют сроки и порядок взаиморасчетов, связанных с заключением соглашения, однако вопреки данному условию стороны не достигли согласия по сроку и по порядку взаиморасчетов как в момент заключения соглашения, так и в дальнейшем.

Пункт 2 комментируемой статьи предусматривает требования к форме перевода долга, которые совпадают с требованиями об уступке права, кроме положения п. 3 ст. 389 ГК РФ об уступке прав по ордерной ценной бумаге. Несоблюдение требования о форме договора о переводе долга влечет последствия, предусмотренные в ст. ст. 162, 165 ГК РФ. Так, перевод долга по лицензионному договору, зарегистрированному в федеральном органе исполнительной власти по интеллектуальной собственности, при отсутствии государственной регистрации является ничтожным.

К применению положения п. 2 комментируемой статьи в п. 12 информационного письма Президиума ВАС РФ от 16 февраля 2001 г. N 59 "Обзор практики разрешения споров, связанных с применением Федерального закона "О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним" дается разъяснение: поскольку договор аренды, заключенный между истцом и ответчиком сроком на один год, подлежал государственной регистрации и был зарегистрирован в установленном порядке, то и соглашение о переводе долга по этому договору также подлежало регистрации в порядке, установленном для регистрации договора аренды. Так как соглашение о переводе долга не было зарегистрировано, оно в силу п. 3 ст. 433 ГК РФ считается незаключенным. По договорам аренды, заключенным на определенный срок, при переводе долга по окончании такого срока соглашение о переводе долга требует государственной регистрации.

Особые положения о переводе долга характерны для реорганизации юридического лица, сделок с предприятием как имущественным комплексом: ст. 60 - гарантии прав кредиторов реорганизуемого юридического лица; ст. 562 ГК РФ - права кредиторов при продаже предприятия; ст. 657 ГК РФ - права кредиторов при аренде предприятия.

В комментируемой статье не предусматривается исключений применительно к ликвидации должника. При переводе долга ликвидируемого должника необходимо согласие кредитора. Так, при уступке прав (требования) и переводе долга ликвидируемой энергоснабжающей организации была признана неправомерной ссылка на п. 42 Правил функционирования розничных рынков электрической энергии в переходный период реформирования электроэнергетики, утвержденных Постановлением Правительства РФ от 31 августа 2006 г. N 530, как предусматривающая передачу гарантирующим поставщиком прав и обязанностей другой организации на период до смены гарантирующего поставщика по результатам конкурса в случае реорганизации гарантирующего поставщика. Между тем в отношении должника было принято решение о ликвидации, а не о реорганизации.

Объем долговых требований по общему правилу полностью переходит от первоначального должника к новому. При этом у делегата возникает право на предъявление требований к кредитору, тождественное праву, принадлежащему делеганту. В числе таких требований может быть и признание сделки, из которой возникло обязательство, недействительной, и прекращение обязательства, и его отсутствие (факт незаключенности договора по причине отсутствия существенных условий), и т.д.

Новый должник вправе выдвигать против требования кредитора только такие возражения, которые основаны на отношениях между кредитором и первоначальным должником, но не на договоре о переводе долга. Изменение сроков исполнения обязательства в договоре перевода долга между делегатом и делегантом на отношения между кредитором и должником в силу п. 3 ст. 308 ГК РФ не влияет.

Первоначальный должник выбывает из обязательства и не несет ответственности перед кредитором, кроме случаев частичного перевода долга.

Возражения нового должника могут быть предъявлены в любое время в пределах сроков исковой давности. При этом возражения должника могут при определенных обстоятельствах рассматриваться как обстоятельства, влекущие перерыв течения срока исковой давности (ст. 204 ГК). Перерыв течения срока исковой давности может иметь место лишь в пределах срока давности, а не после его истечения. Как отмечается в Постановлении ФАС Центрального округа от 19 июля 2005 г. по делу N А-14-9540-2004/302/21, факт передачи долга по договору без учета его частичной оплаты первоначальным должником не может быть признан обстоятельством, свидетельствующим о нарушении действующего законодательства, поскольку в соответствии с комментируемой статьей новый должник вправе выдвинуть против требований кредитора свои возражения.

 

РЕКЛАМА:

 
 
 
 
 
 

Правовая аналитика